У любви тысячи аспектов

У любви тысячи аспектов, и в каждом из них – свой свет, своя печаль, свое счастье и свое благоухание.

                                                                                                       К.Г. Паустовский

ФИЛОСОФЫ  О  ЛЮБВИ

Из книги «О ЛЮБВИ» 

Есть четыре рода любви:

1.    Любовь–страсть.

2.    Любовь-влечение. Она царила в Париже в 1760 году и отражена в мемуарах того времени.

В ней нет ничего страстного и непредвиденного, и она часто бывает изящнее настоящей любви, ибо ума в ней много; это холодная и красивая миниатюра, в то время как любовь-страсть заставляет жертвовать всеми нашими интересами, любовь-влечение всегда умеет приноравливаться к ним. Правда, если отнять у этой бедной любви тщеславие, от нее почти ничего не останется, лишенная тщеславия, она становится выздоравливающим, который до того ослабел, что едва может ходить.

3. Физическая любовь. Подстеречь на охоте красивую и свежую крестьянку, убегающую в лес. Всем знакома любовь, основанная на удовольствиях этого рода.

4. Любовь-тщеславие. Огромное большинство мужчин желает обладать и обладают женщинами, которые в моде. Более или менее польщенное, более или менее возбужденное, тщеславие рождает порывы восторга.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    Стендаль

 

ФИЛОСОФЫ  О  ЛЮБВИ

Из книги   «МАКСИМЫ  И  МОРАЛЬНЫЕ  РАЗМЫШЛЕНИЯ»

Трудно дать определение любви; о ней можно лишь сказать, что

для души – это жажда властвовать,

для ума – это внутреннее сродство,

а для тела – скрытое и утонченное желание обладать, после многих околичностей, тем, что любишь. 

Никакое притворство не поможет долго скрывать любовь, когда она есть, или изображать – когда ее нет.

Нет таких людей, которые, перестав любить, не начали бы стыдиться прошедшей любви. 

Любовь одна, но подделок под нее – тысячи.

Истинная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел.

Мы способны любить только то, без чего не можем обойтись: таким образом, жертвуя собственными интересами ради друзей, мы просто следуем своим вкусам и склонностям. Однако именно эти жертвы делают дружбу подлинной и совершенной.

Разлука ослабляет легкое увлечение, но усиливает большую страсть, подобно тому, как ветер гасит свечу, но раздувает пожар.

Мы не можем вторично полюбить тех, кого однажды действительно разлюбили.

Величайшее чудо любви в том, что она излечивает от кокетства.                                                                                                                       

                                                                                                       Ф. де Ларошфуко

 

МИР  И  ЭРОС

Из книги  «ИМЕТЬ  ИЛИ  БЫТЬ»

Может ли человек иметь любовь?

Будь это возможно, любовь должна бы существовать в виде какой-то вещи, которой человек может владеть и обладать как собственностью, но дело в том, что такой вещи, как «любовь», не существует.

«Любовь» - это какое-то неземное существо или богиня, хотя никому еще не удавалось увидеть эту богиню воочию.

Любить – это форма продуктивной деятельности.

Она предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею.

Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни.

Это процесс самообновления и самообогащения.

Если человек испытывает любовь по принципу обладания, то это означает, что он стремится лишить объект своей «любви» свободы и держать его под контролем. 

Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, губит, душит, убивает ее. 

Когда люди говорят о любви, они обычно злоупотребляют этим словом, чтобы скрыть,что в действительности они любви не испытывают.                                                                                                                                                                                                                                                           Эрих Фромм

 

А. Штейгер 

Здесь главное, конечно, не постель…
Порука: никогда твое не снится тело.
И, значит, не оно единственная цель…
Об этом говорить нельзя, но наболело…                           

Я бы не брал теперь твоей руки…
Упорно не искал твоих прикосновений.
Как будто невзначай – волос, плеча, щеки…
Не это для меня теперь всего бесценней.

Я стал давно грустнее и скромней.
С меня довольно знать, что ты живешь на свете.
А нежность и все то, что в ней и что над ней,
Привыкла ничего не ждать за годы эти.                       

Так мало надо, в общем, для любви…
Чем больше отдает – тем глубже и сильнее.
Лишь об одном молюсь и день и ночь: живи,
А где и для кого – тебе уже виднее…